«Любимые книги – те, с которыми я страдала»

Книги, оформленные Ксенией ПАРШИНОЙ, стабильно входят в шорт-лист премии «Лучшая книга Алтая» и не раз обретали этот высший в регионе титул в номинации «Лучшее художественное оформление». Она работает с детскими и взрослыми книгами, художественными и научными, и каждую проживает, как отдельную жизнь. Как начался этот путь, в чем его особенности, каковы взгляды художника на идеалы, искусство и личностный рост? Читаем в небольшом интервью, которое дала нам Ксения после завершения фестиваля «Издано на Алтае-2021», где ее очередная книга стала лауреатом.

– Мое творческое воспитание началось с окружающей обстановки. Когда я родилась, папа на моей деревянной кроватке развешивал репродукции известных художников разных эпох и направлений. На стене, на специальной доске из реек, всегда была импровизированная выставка, которая постоянно менялась. Мои глаза постоянно читали прекрасное! В 11 лет пошла в художественную школу, а книги прочно вошли в мою жизнь позже, хотя дома всегда было много книг по всем областям, в том числе подписка на журналы по искусству. Начала зачитываться я в 9 классе, когда к нам в школу пришла педагог по литературе Нинель Абрамовна Резяпкина. Причем, моя любовь к чтению началась в школе с Библии. Это было для меня невероятным пробуждением.

– Настоящий дизайнер начинается, прежде всего, с классического образования, кто бы что ни говорил по этому поводу! И для меня НГХУ – это, определенно, фундамент. Мне посчастливилось получить образование у одного из лучших и сильнейших педагогов – графика Бориса Никитича Лупачева. Он тонко понимал роль художника, графика, дизайнера и все искусство в целом, был бескомпромиссен и честен. Помню, как он нас спрашивал, зачем мы пришли учиться, и улыбался… Понимаем ли мы задачи художника? Останемся ли мы на выбранном пути? В прошлом году за месяц до смерти, в разговоре по телефону, голос его задрожал, и он сказал мне: «Вот, Ксюша, ты кое-что понимаешь! Будь сильной и иди вперед!»

Борис Никитич был и моим любимым критиком. Он меня иногда так бодрил, что потом некоторое время сомневалась, художник ли я. Но это он делал, как отец, зная, что расшевелил во мне что-то, что даст плоды в будущем! Сейчас меня никто по делу не критикует и, боюсь, наступит мой личный декаданс.

– Книга – это как архитектура: самое сложное в искусстве! Здесь и живопись, и графика, и дизайн, и знания в геометрии, в перспективе, в музыке, в литературе. Книга – это синтез искусств и успешная работа над книгой – своего рода знак мастерства художника. И каждая выпущенная книга – определенная ступень в его личностном росте, такая дипломная работа по определенному периоду жизни. Мне все это нравится: я простых путей не ищуJ И мои любимые книги – из тех, что я делала – это те, с которыми я страдала. Если мне было тяжело, значит, был профессиональный рост!

– Идеальное оформление книги рождается, когда есть опыт, мастерство, нормальный бюджет, доверие и грамотная критика (без этих вот «похож/не похож», модно, в тренде и т.д.) – художественной редактуре от профессионалов. Сейчас такая практика осталась в прошлом, а очень жаль! Представьте себе книгу, которую оформили так себе и которую не выпустят, потому что ее художественное оформление никакое. Кто это решать будет сейчас, в условиях, когда финансирование нужно отрабатывать, а сроки жмут или есть меценат, который и сам все знает…

– Сейчас модно искать новые ФОРМЫ самовыражения, напускать спецэффектов, так сказать. Владимир Фаворский очень четко сказал про это: «Мимо «Сецессиона» не прошли многие из русских художников, пребывавших в мюнхенских мастерских, но почти все они вынесли оттуда прежде всего своеобразный стилизм, за которым не было никакой серьезной теории»… А потом был новый сецессион, а потом … Наш педагог автору работы «с красивыми спецэффектами» задавал простой вопрос: «А ты рисовать умеешь?» Вот и все!

– Мировосприятие каждого неповторимо и, конечно бывает, что «художник, который так видит» выдает что-то, несоответствующее ожиданиям заказчика и публики. Но всегда и на все 100 соответствовать чьим-то ожиданиям и невозможно. Однако, чтобы попасть максимально точно при работе на заказ, делаются предварительные опросы. Хотя и они не гарантируют от провала. Искать баланс – нередко противная штука… И как же здорово, когда есть доверие и на презентацию приходит ответ «Нас все устраивает, запускаем в производство»!

– Если бы мне пришлось работать в офисе, то, конечно, я не смогла позволить себе оформление книг здесь, в Барнауле. Просто из-за дефицита времени. И я безмерно рада, что имею возможность заниматься книгой! Она – это призвание, то, что идет от души. Иметь возможность следовать этому порыву считаю своим счастьем!

– Почти все, что не для книг, я делаю для себя. Не смогла бы прожить без акварельных этюдов, пастельных портретов и, с недавних пор, каллиграфии. В училище, конечно, мы изучали шрифты все 4 года, но классическая каллиграфия острым пером прошла вскользь. Я так рада, что у нас в городе есть занятия у Ольги Алексеенко! Подгадала время и записалась к ней на обучение. Буду теперь не только писать пером для удовольствия, но и внедрять в свою оформительскую деятельность! Быть художником – это всегда по велению души!

5 фактов из жизни

  • Ксения – многодетная мама, и считает своих детей главными произведениями и достижениями в жизни.
  • Наша собеседница говорит о себе, как о категоричном и несносном человеке. При этом она очень дисциплинированная.
  • Ксения Паршина мечтает издать книгу-игрушку с конструкциями из бумаги. «Это мой маленький инженерный вклад, подтверждение того, что книга – это синтез искусств. Лист в этом проекте оживает без дополнительных вклеек. Я это однажды реализую!»
  • Героиня материала часто смотрит на произведения А. Дюрера, В. Фаворского, Зинаиду Серебрякову, Юрия Анненкова, К. Петрова-Водкина и Леонардо. И, как говорит Ксения, к этому списку постоянно прибавляется кто-то из современных художников. Например, среди любимых – Елена Базанова, акварелист из Санкт-Петербурга. В скульптуре любимое произведение  – «Родина-мать», а идеал как вершина красоты человека – Давид  в исполнении Микеланджело.
  • Ксения считает себя счастливым человеком и не думает про успех и славу. «Своим родителям и педагогу я рассказывала о грамотах и наградах, заметках обо мне. «Доча, мне очень приятно слышать о тебе такое» – самые важные слова для меня!»

 

 

 

© 2006 - 2022 Алтайская краевая универсальная научная библиотека им. В. Я. Шишкова
При цитировании документа ссылка на сайт с указанием автора обязательна. Полное заимствование документа является нарушением российского и международного законодательства и возможно только с согласия Администрации АКУНБ им. В. Я. Шишкова.
Ваши вопросы по сайту и Электронному каталогу ждем на oa_akunb@mail.ru.

Яндекс.Метрика Система Orphus
X