«Все случилось идеально»

Григорий СЛУЖИТЕЛЬ – актер «Студии театрального искусства» и автор романа «Дни Савелия», который молниеносно обрел читательскую любовь и признание экспертов: история про Москву и кота стала лауреатом премий «Большая книга» и «Ясная Поляна», входит в ТОП самых востребованных книг в России и переведена на 10 языков. А еще Григорий – наш долгожданный гость: пандемия сделала невозможным проведение Всероссийского Шукшинского фестиваля в прошлом году, но спустя год создатель «Дней Савелия» все же едет на Алтай! Накануне визита поговорили с Григорием о романе, его нежданной визуализации, писательстве и чтении.

–  Судьба рукописи сложилась как нельзя удачно. Все случилось идеально. Конечно, я на такой успех рассчитывать не мог. В литературной тусовке я почти никого не знал лично, тем ценнее для меня были первые отзывы профессиональных литераторов: Марины Степновой и Александра Гаврилова. Их теплые слова меня ободрили, и я решил отослать рукопись Евгению Водолазкину, с которым был немного знаком (правда, на момент знакомства он ничего не знал о моих литературных амбициях).

– Искусство может быть каким угодно, но если говорить о моем романе, то в нем я в первую очередь апеллирую к чувствам (что совсем не значит, что книга сентиментальная, это не так). Просто «Савелий» получился о том, что все наши домыслы, философские изыскания, какие-то концепции и схемы заходят в тупик и рушатся перед лицом жизненных катастроф. Истина далеко не всегда освобождает. Это определенно исповедальный опыт для меня и, как мне кажется, мне удалось найти верную интонацию в разговоре с читателем: в романе нет дидактики, высокомерия, я не хотел никого ничему учить и проповедовать. Мы общаемся с читателем  здесь на равных. Возможно, именно этого не хватало читателю, этого не хватало в современной литературе. Ну и сама история, конечно, нашла отклик в сердцах людей. Я ведь не писал книгу ради легковесного хайпа, какой-то сиюминутной популярности, я хотел рассказать историю про мою и нашу Москву и вот такое неприкаянное, потерянное и ни в чем не уверенное существо – кота Савелия. И она отозвалась. В итоге книга стала не просто популярной – ее полюбили. Вот что важно, на самом-то деле. И никакая премия на это повлиять не может. Премии у нас вообще никак не  влияют на тираж и продаваемость. Но, конечно, не буду врать, что второе место в премии «Большая книга» – это приятно. Я понимал, что чисто арифметически у меня есть какие-то шансы, но особенно ни на что не рассчитывал и поэтому довольно спокойно пережил процесс голосования: не рвал на себе волосы, и сами они от волнения не выпадали. Когда стали известны результаты я был удивлен и тронут. Но с ума не сходил. Главным для меня было то, что книжка сложилась, ее издали и полюбили, а остальное – второстепенно.

– Жизнь сама по себе жестока, и понять до конца, зачем же все-таки люди друг друга взрывают, калечат или травят нельзя. Низачем. Просто так. Зло по сути своей совершается ради зла. Так или иначе, с моим котом что-то подобное должно было случиться. Он, что называется, попал. Я ожидал, что меня в редакции попросят как-то смягчить сцену избиения, но подобных просьб не было. Редактура вообще была очень бережной, за что я особенно благодарен моему издателю Елене Шубиной. И еще, самые тяжелые вещи в книге я старался писать по возможности легко. Я вообще хотел написать легко о самом тяжелом. Надеюсь, мне это удалось.

– Сейчас роман переведен на 10 языков. Где-то через  месяц после выхода книги ко мне обратился агент и предложил сотрудничество на международном рынке. Периодически я получаю отзывы в социальных сетях от иностранных читателей. Знаете, это особенно приятно слышать теплые слова от тех, кто никогда не был ни в России, ни в Москве. Ведь книга моя она не о коте, она о Москве. И если для кого-то Москва будет ассоциироваться с моим текстом – это для меня лучшая похвала. Значит, своей авторской цели я достиг.

– Когда я работал над своей историей, совершенно не думал ни о постановке в театре, ни об экранизации в кино. Более того, я, наоборот, хотел от театра отдохнуть, отстраниться, – все же я занимаюсь им большую часть жизни. То есть я ставил перед собой задачи сугубо литературные. Тем не менее, сейчас идут репетиции спектакля в РАМТе, знаю о постановке в Барнауле, есть планы снять по «Савелию» мультфильм.

– Как ни странно, если меня сейчас и узнают на улице, то, в первую очередь, как писателя, не как актера. И, знаете, мне это даже больше нравится. Просто сейчас для меня литература на первом месте. В этом я чувствую себя свободнее, литературой мне заниматься интереснее. Хотя, наш театр (СТИ) я покидать пока не хочу.  Писатель – это тип мышления, это процесс, который  продолжается не только за рабочим столом, но и в пути, на отдыхе, даже во сне. Вот сейчас я сделал это своей профессией, эта стезя для меня теперь на первом месте.

– Обязательно нужно читать (и, конечно, новое в том числе). Позиция «все уже было, ничего нового создать нельзя»  – это, извините, пошлость. Как говорил Петр Фоменко «в театре было все» и добавлял «все, кроме вас» То же справедливо в отношении литературы. У меня есть пул дорогих мне авторов, которых я периодически перечитываю, открываю заново. И они не перестают мне нравиться с течением времени. Обожаю Чехова, Акутагаву, Боккаччо, Набокова, Стерна, Гоголя, Сашу Соколова, Михаила Шишкина, Платонова, Кафку. Недавно открыл для себя Александра Григоренко. Это как цепная реакция: открыл одного автора и следом читаешь кого-то близкого, под его обаянием читаешь тех, кто нравился ему так далее. В последнее время стал больше читать новой, актуальной литературы и чувствую уже, что надо снизить обороты: это все должно как-то отстояться. И научился недавно закрывать книгу, если не пошла. Это не значит, что плохая книга, просто, возможно, на данном этапе она мне не близка и не интересна.

– Библиотека – это такой культурный оазис. Я люблю библиотеки и часто там бываю. Мне нравится та концентрация определенной культурной энергии, – как в храмах. Люблю эту тишину, милую для меня затхлость – хотя, конечно, библиотеки по стране сейчас активно обновляются и все больше пахнет чем-то новым. А я люблю старое… А те люди которые собираются в библиотеках? Они особенные. Для них литература – это образ жизни, и они также формируют литературную повестку дня, как писатели. И в каждой библиотеки есть особенные читатели – как правило, очень странные, этакие чудики. А я очень люблю чудиков!

– Шукшина я читал  при поступлении. Но это было давно, и сейчас, перед поездкой на Алтай, я как раз планирую перечитать его. Радостно, что у вас есть такой фестиваль. Я за любое культурное движение, и в регионах – тем более. Москва избалована такими событиями. А в регионах они редки и тем особенно ценны.

5 фактов из жизни

  • Прообразом подруги Савелия стала любимая кошка Григория Служителя. Ее смерть стала толчком к написанию романа.
  • В московских библиотеках роман «Дни Савелия» входит в тройку самых востребованных книг.
  • В юности Григорий увлекался моделированием. «Один из парусников я собирал несколько лет. Этот неторопливый труд успокаивал меня, – человека не слишком терпеливого».
  • Наш собеседник уверен, что в мире прекрасного немного больше, чем ужасного: «Может быть, всего на 1%. Но именно это позволяет нам всем как-то жить и не рухнуть в пропасть».
  • Если бы у Григория Служителя были неограниченные временные и финансовые ресурсы, он бы купил домик на Балтике и занимался литературой.

© 2006 - 2021 Алтайская краевая универсальная научная библиотека им. В. Я. Шишкова
При цитировании документа ссылка на сайт с указанием автора обязательна. Полное заимствование документа является нарушением российского и международного законодательства и возможно только с согласия Администрации АКУНБ им. В. Я. Шишкова.
Ваши вопросы по сайту и Электронному каталогу ждем на oa_akunb@mail.ru.

Яндекс.Метрика Система Orphus
X