Главная » Интервью » «Готовых ответов с моралью не будет»

«Готовых ответов с моралью не будет»

Весной в театре кукол «Сказка» должна была состояться премьера спектакля «Онлайн». Но ни команда, ни зрители не смогли насладиться постановкой: ограничительные меры закрыли кулисы. Автору этих строк посчастливилось побывать на сдаче спектакля – буквально в последние часы работы театра. Сейчас, после того, как все мы вкусили, что такое жизнь исключительно онлайн, постановка заиграла новыми красками. И хотя большинство зрителей не смогут сравнить свои ощущения от спектакля «до» и «после», — тем интереснее. Так считает молодой режиссер спектакля РОМАН БОКЛАНОВ, который поделился с нами некоторыми мыслями – о жизни и искусстве онлайн и оффлайн и о самом спектакле.

— В подростковом возрасте я переехал из Казахстана в Россию, где оказался без друзей. Поэтому начал сидеть в социальных сетях, чтобы преодолеть одиночество – иного вариант не видел. Сейчас я редко переписываюсь в соцсетях просто так, предпочитаю живое общение, но все равно часто зависаю в телефоне, уже для вдохновения: посмотреть спектакли, фильмы, послушать музыку, и для работы: договариваюсь с художниками, театрами, продюсерами, даю задания артистам. Иногда мечтаю отключить телефон, чтобы отдохнуть, но это работа, это необходимая часть моей жизни, а не развлечения, как думают многие взрослые поколения. Конечно, у многих доходит и до патологии. Но вообще надо понимать, что меняется способ общения, и онлайн имеет свои ограничения, поэтому при необходимости молодые все равно выходят в общение в оффлайне.

— В условиях изоляции, которую мы все пережили, искусство было максимально доступно. Кому-то странно ходить по музею онлайн, конечно. Но для меня онлайн-любование произведениями искусства это просто иной способ «потребления культуры», а не суррогат. Вместе с тем, будь у меня возможность полюбоваться вживую, я бы ее не упустил!

— Спектакль «Онлайн» начался с того, что театр «Сказка» объявил конкурс заявок на лабораторию, которая должна была пройти в феврале 2019. Мне показалось это интересным, к тому же лаборатория для меня — это возможность рисковать и экспериментировать, поэтому у меня сразу возникла тема будущего спектакля, она была мне интересна. Но как это реализовать в театре кукол, было совершенно непонятно, но тем не менее, я отправил заявку, — и прошел! Приехал на лабораторию «Взрослая драматургия в театре кукол» без драматургии и без кукол, в этом и заключался риск и эксперимент. Мне хотелось попробовать соединить театр кукол и документальный театр, поэтому нам предстояло за 3-4 дня создать текст (мы собирали вербатимы у реальных людей) и найти адекватный этому тексту кукольный или предметный мир, и на основе всего этого собрать эскиз. Мне нужно было 8 человек, и я не знал никого из артистов. Отбор делал по фотографиям и по описаниям местного режиссера. Парней-студентов взял, вообще не глядя: мне нужна была молодая энергия, люди, которые еще «не обременены театральным опытом». Удалось собрать прекрасную команду. Очень многое возникало по ходу, что-то приносил я, что-то артисты, мне было важно на момент эскиза, чтобы артисты высказали свою позицию. Эскиз прошел успешно, специалистами было рекомендовано продолжить работу и выпустить премьеру. Мы были готовы к ней в конце марта…

— Хотя в некоторых сценах артисты берут зрителя в диалог, это не иммерсивный спектакль – в «Онлайне» у зрителя нет той свободы, которой он обладает в иммерсиве. Но у этого спектакля другой бонус: зритель, дома или на спектакле, может наблюдать онлайн за главной героиней, переписываться с ней. Так действие спектакля продолжается, зритель может сам писать для него драматургию. А для главного персонажа это возможность продолжить свою жизнь, а не умирать после каждого сыгранного спектакля и рождаться для нового.

— Не хочу влиять на восприятие спектакля и диктовать зрителям, какие мысли они должны считать. Мне было важно, чтобы зритель сам пришел к своей мысли, не навязанной никем. После сдачи спектакля представители взрослого поколения спрашивали: «Так все-таки новые технологии — это зло или добро?» Мне кажется очень странным само наличие вопроса. Во-первых, почему все делится на добро или зло? Есть же множество полутонов! Во-вторых, почему вы хотите, чтобы вам дали готовый ответ? Причем, с некой моралью внутри. Я не принимаю «темную» или «светлую» сторону, я стараюсь показать разнообразие, а выбор должен делать или не делать сам зритель. Мне очень понравилось высказывание девятиклассницы: «Я не знаю, добро или зло эти новые технологии, но, в любом случае, я задумалась: может, действительно где-то перегибаю палку?»

— Сложно сказать, как изменится прочтение спектакля зрителями после самоизоляции, но оно изменится точно. Жители Барнаула для меня загадка, мне кажется, что здесь достаточно консервативный народ и все эти вынужденные переходы в онлайн для жителей города, скорее всего, большой стресс, и они мечтают, когда это все закончится. Это конечно субъективное мнение, и я буду рад, если ошибаюсь. У нас в Санкт-Петербурге, это конечно тоже стресс, но, как мне кажется, данные возможности воспринимаются здесь как возможность для развития, поиска новых форм.

— Меня вдохновляет многое. Люблю сайт-специфик театр (специфика данных спектаклей — в делегировании постановочных функций пространству, в котором идет постановка, прим. ред.), произведения Эгона Шиле, Ас Дэвлин, Олафура Элиассона, режиссерские работы Яна Тумина, Филиппа Жанти, произведения архитектора Бьярке Ингельса. Но особо сильное впечатление на меня производят артисты, которые горят своей работой, неважно в столице они или в провинциальном городе, есть у них высшее образование или нет. Я питаю к таким людям уважение, они меня вдохновляют! И на свою работу я смотрю как на возможность классно провести время с крутыми людьми, с которыми можно и в огонь, и воду, и на любые экспериментыJ.

— Я книгоман, обожаю тратить деньги на книжки, но вот времени на прочтение всего купленного нет. А вот во время карантина они дождались своего звездного часа! Читаю разное и много: профессия обязывает! Очень люблю детскую и подростковую литературу, доверяю таким издательствам, как «Самокат», «Поляндрия», «Белая ворона», «Розовый жираф», «Компас ГИД». Люблю и часто перечитываю пьесы Чехова и Брехта. Из современных российских авторов мне интересны Сальников и Пелевин.

5 фактов из жизни

  • Роман с 4 лет занимался танцами и музыкой, но мечтал стать хирургом. В результате он окончил физико-математический лицей с золотой медалью и поступил в Новосибирский театральный институт на артиста театра кукол. «Театральное направление было альтернативой хореографии, которой в Новосибирске не учили. В театре до поступления я был не больше пяти раз».
  • После окончания НГТИ Роман преподавал актерское мастерство и сценическое движение, работал артистом в Новосибирском драматическом театре «Старый дом». В 2016 году поступил в РГИСИ (СПБГАТИ) на режиссера театра кукол в Мастерскую Кудашова при Большом театре кукол.
  • Наш герой работает в различных проектах в качестве артиста и режиссера. В числе главных выделяет спектакль «Меня удочерила Горилла» в Большом театре кукол, премьера которого отложена из-за карантина, участие в лаборатории «Театра наций» и проведение арт-резиденции в Томском театре живых кукол «2+ку».
  • Молодой режиссер уверен, что проекты, объединяющие возможности разных учреждений культуры, — театров, музеев и библиотек – необходимы и интересны ему как специалисту. «Есть пара проектов в копилке, которые ждут своей реализации».
  • Роман любит и умеет столярничать.

Комментарии: