Главная » Интервью » «Каждый из нас «несет книгу внутри»

«Каждый из нас «несет книгу внутри»

«Каждый из нас «несет книгу внутри»В 43 года капитан дальнего плавания, доктор наук по информатике и химии, серьезно увлеченный биоинформатикой Януш Леон Вишневский написал роман «Одиночество в Сети», «чтобы выплеснуть эмоции» — и прославился на весь мир. Сейчас его книги изданы в 19 странах мира и этот «мужчина-феминист», как сам себя называет писатель, считается у читательниц в разных странах самым понимающим мужчиной на свете. В июле 2018 года Януш Леон Вишневский посетит Алтайский край: он станет гостем «Литературного перекрестка» в рамках фестиваля «Шукшинские дни на Алтае». Готовясь к встрече с читателями региона, писатель поделился с нами некоторыми мыслями.

— Я вошел в литературу в зрелом возрасте. Это было время моего личного жизненного кризиса. Слишком погруженный в научные проекты, я забывал о семье: своей жене и двух дочерях. Работа была важнее, я не заботился о самых близких людях и это привело к конфликтам. Я чувствовал себя плохим отцом и мужем. Через какое-то время пришли подавленность и депрессия. «Одиночество в сети» было для меня своего рода психотерапией. Тогда это был роман-беседа с самим собой, без намерения публиковать. Позже, по стечению обстоятельств, он все же был издан и стал очень популярным сначала в Польше, а затем в России. Популярность стала для меня сюрпризом. Неизвестный польский ученый, много лет живущий в Германии, неожиданно становится знаменитым. СМИ стали брать интервью, меня приглашали на телевидение, радио, интернет-порталы. Было непривычно. И, откровенно говоря, это был не мой мир. Ученые не мечтают быть у всех на устах. Вместе с тем, мне было проще оставаться в тени в Германии, где я живу: мои книги изданы в 19 странах, но не в Германии. Я позаботился, чтобы здесь они не публиковались. В Германии лишь немногие знают, что я автор бестселлера. И это хорошо. Это позволяет сосредоточиться исключительно на науке. А вообще успех, оцениваемый популярностью, может быть иногда очень обманчивым. Знаю авторов, которые не слишком известны, но их творчество, на мой взгляд, — большой успех. Для меня лично самый большой успех — это осознание, что люди дарят свое время, читая мои книги, хотя перед ними — огромный выбор. Это время не возвратить.

— Распространено мнение, что «Вишневский – лучший знаток женской души». Я слышал это в Польше, России, Украине, Нидерландах, во Вьетнаме и Китае. Так что это не связано с национальностью или географией. Но даже сейчас очень удивляюсь этому, так как не считаю, что знаю женский образ мышления или чувства лучше других. У меня просто была возможность поделиться своими знаниями в очень популярных книгах, поэтому многие знают то, что знаю я. С другой стороны, убежден, что женщины – это лучшая часть нас, людей. Я хочу понять почему. Нет ни одной книги по женской психологии на английском, немецком или польском языке, которую я бы не прочитал. И все же большую часть своих знаний я получил от самих женщин. Достаточно послушать то, о чем они говорят.

— «Одиночество в сети» стало для меня некой формой психотерапии и, как я знаю из непосредственного общения с многочисленными читателями (благодаря Интернету в первые три года после публикации «Одиночества в сети» я получил более 15 000 электронных писем), для них чтение романа стало психотерапией и книга изменила их жизнь. Прежде всего, женщины стали анализировать отношения с партнерами. Многие из них подметили пустоту, легковесность этих отношений: их мужья, партнеры были так мало похожи на героя «Одиночества в сети» Якуба…Многие читают книги, чтобы сравнить свою жизнь с жизнью других. Это, действительно, своеобразная психотерапия. По крайней мере, ее начало.

— Когда я писал «Одиночество в сети», в 2001 году, интернет еще не был настолько развит в мире, как сейчас. Не было Facebook, Vkontakte, Instagram, Snapchat, Twitter и т. п. Я был первым польским автором, описавшим эмоции, которые могут возникать в виртуальном мире. Многим это казалось очень революционным. А в наши дни общение настолько легкодоступно, что иногда хочется избежать его.
Но такое общение не означает, что мы стали менее одиноки. Чтобы выстраивать глубокие и длительные отношения, виртуальное начало вполне подходит, но оно должно продолжаться в реальности. Я читал книгу «IPhuck 10» Виктора Пелевина – и не согласен с ним. Человеческий мозг слишком сложен, чтобы запрограммировать его. В частности, эмоции, которые формируются в древнейших из возникших в ходе эволюции областях мозга, таких как лимбическая система, не могут управляться алгоритмически. И слава Богу (или эволюции) за это …

— Как-то вечером, в 2005 году, режиссер фильма «Одиночество в сети» позвонил мне и попросил появиться в фильме. Он убеждал, что это было бы интересно зрителям, что Альфред Хичкок всегда появлялся в своих фильмах и т.д. Сначала я отказался, но он настаивал. Наконец, я согласился при условии, что это будет роль бездомного наркомана (бомжа) с железнодорожного вокзала Лихтенберг: я уже играл эту роль в Театре Балтийского дома в Санкт-Петербурге. Вообще мне не интересно заниматься кино. Я не верю, что у меня есть талант в этой области.

— Противоречие между «физиками» и «лириками» все еще существует. Но, по-моему, одно не исключает другого. Очень часто я использую научные знания для создания сюжетов. Например, объясняю эмоции (не только любовь), используя знания в области нейробиологии и химии. Не очень романтично, но, на мой взгляд, не менее важно. Ученый смотрит на эмоции под другим углом, и я заметил, что читателям это тоже интересно.

— Каждый из нас «несет книгу внутри»: из собственной биографии можно создать множество историй. Рано или поздно хочется выпустить эту книгу из себя. Большинство людей лишь хотят, но никогда не осмеливаются сделать это. Мой совет — не останавливаться на «желании» и начинать делать. Просто сесть и написать. Не для публики, для себя. Что бы ни происходило, важен сам процесс написания. Это как занятие самоанализом.

— Я встречался с читателями во многих странах. Участники таких встреч в Восточной Европе (Польше, России, Украине, Латвии, Литве) более эмоциональны, чем, например, в Нидерландах или Италии. В моей стране, Польше, читателям требуется время, чтобы задать первый вопрос. А вот российские читатели очень активны. Они задают много вопросов, иногда очень личных, без колебаний. Помню очень необычный вопрос, заданный мне в Хабаровске: пью ли я водку, когда пишу. Так вот: я вообще водку не пью. Я пью вино.

Факт

В числе наиболее важных для себя произведений российских литераторов Вишневский особенно выделяет «Мастера и Маргариту» М. Булгакова, «Братья Карамазовы» Ф. Достоевского, «Архипелаг ГУЛАГ» А. Солженицина и «Казус Кукоцкого» Л. Улицкой.


Комментарии: