Главная » Интервью » «Надо чтобы у каждой «клетки» были свои авторы и книги»

«Надо чтобы у каждой «клетки» были свои авторы и книги»

Телеведущий и журналист, писатель и поэт, главный редактор журнала «Барнаул литературный» Михаил ГУНДАРИН лучше многих знает, как привлечь внимание публики к книгам. Ведь он еще и заведующий кафедрой рекламы и связей с общественностью и рекламы в АлтГУ. Однако и его не миновал парадокс многих профессионалов: сапожник хронически остается без сапог. О том, почему гуру пиара не занимается продвижением своего творчества и о том, как нужно популяризировать книги и авторов, — от первого лица.

— Я пишу для собственного удовольствия, от желания высказаться. Но продвигать себя, популяризировать свое творчество – не могу. Иногда расстраиваюсь по этому поводу: вот кто-то премию получил, а ты сидишь и думаешь – а почему вот не я-то? Не смертельно, что не я. Но если бы меня наградили — не отказался бы, конечно. Но я не готов заниматься собой: неудобно как-то, времени жалко… стыдно обращать на себя внимание. Я, как специалист, должен быть уверен, что продукт, который я продвигаю, публике нужен. Любой товар нужен, вопрос – какой публике и на каких условиях. Но я как литератор не должен быть уверен, что нужен публике. А тот, кто уверен, я считаю, к литературе не имеет никакого отношения. Продвигая Владимира Токмакова, я делаю важное и нужное дело. Продвигая себя – навязываюсь. И этого не победить. Как адвокат не может защищать себя в суде, а врач – лечить себя, так и писатель, считаю, не может и не должен заниматься рекламой своего творчества, потому что тогда нельзя сохранить цельность позиции.

— Местные, региональные авторы – пока товар не ходовой. Но сейчас такая общая маркетинговая установка: смешивать популярное с неходовым. И вот для популяризации местного творчества было бы хорошо «замешивать» его в востребованные, актуальные вещи, которые легко становятся интересными. Скажем, люди следят за разными рейтингами, новинками: и ррраз, замешать в них и наших местных авторов. Глядишь, вместе с авторами списка «Большой книги» и нашего заметят и прочитают. Или, скажем, было бы правильно приглашать наших авторов в качестве спикеров по какой-то модной, актуальной теме – не обязательно про культуру, а про жизнь. Вот посла нашего убили в Турции – это событие печальное, но, безусловно, оказывает некое влияние на интерес к Турции. И пользуясь этим контекстом можно провести, скажем, месячник турецкой литературы: там ведь много, кто есть, Орхан Памук тот же, лауреат Нобелевской премии. Книжки представить, кино заодно показать, — кому-то ведь и «Королек – птичка певчая» интересен будет. И местных писателей позвать, кто как-то об этом поговорить может или связи какие-то с турецкой темой имеет, — Токмаков тот же мог бы с Глебом Шульпяковым (который по Стамбулу и Памуку специалист) по скайпу что-то такое провести. Или, скажем, проходят мероприятия в честь 8 марта – а туда раз, и Юлию Нифонтову с ее стихами позвать.

— В стране ведутся разные кампании, направленные на поддержку чтения. Где-то системно, где-то – нет, в одних регионах интересно, а в других так, что скулы от тоски сводит. Но все эти движения имеют смысл, только когда задачи поставлены максимально реальные, четкие и с измеримыми результатами. А что-то «вообще»: вообще чтения, вообще книг — это ни о чем. И чтение у всех разное, и книги разные. Вот есть книга «Я гей и что с этим делать» и книга «Сказки Пушкина». Обе они — книги, но в сознании потребителя они не существуют как что-то единое. Нельзя же рекламировать их одинаково и сразу всем, правда? Как ирландского волкодава и мопса, например. И надо понимать, что есть глобальные процессы, в основе которых немало объективных вещей, обусловленных развитием цивилизации. Построение социализма в отдельно взятой коммунальной квартире невозможно, — это к тому, что привить любовь к чтению, пристрастить людей к книге «не смотря ни на что» нельзя. Плетью обуха не перешибешь. Надо не озвучивать благие намерения, а ставить перед собой реальные цели в этом глобальном контексте. Невозможно поменять все, но можно предпринимать небольшие, но системные усилия в определенных направлениях. И тогда будут результаты: понятные, измеримые. Вот провели месячник про турецкую литературу и за это время спрос на книгу Орхана Памука вырос в 10 раз – это результат. Пропагандировать надо что-то конкретное и конкретным людям: работать с нишевыми, тематическими сообществами, идти туда, где люди уже есть. Как пел Егор Летов «Я ищу таких, как я, сумасшедших и больных. А когда я их найду, мы уйдем отсюда прочь, мы уйдем из зоопарка». Вот и надо искать эти «клетки», чтобы у каждой были свои книги, свои авторы. Любой писатель, имея такую «клетку», секту из своих читателей, будет счастлив.

— При Екатерине II народ сильно был против картошки: предпочитали репу. Но крестьян пороли, заставляли, поощряли – и за 100 лет картошка вполне успешно прижилась. Можно пойти по этому пути и с чтением: не брать чиновника на работу, если собрание сочинений Достоевского не осилил, например. Для остальных попроще условия – Пушкина знать. Карательными, так сказать, мерами приобщать людей к литературе. Кто знает, может и будет результат. Но, как мне кажется, культура не поддается глобальному администрированию. В конкретных, локальных вещах – да, а в глобальных, в масштабах страны – нет. Тут как с языком: он сам развивается, очищается… Вот и литература очистится потихоньку, что-то останется, что-то исчезнет, вырастет нечто новое. А система неких конкретных мер, конечно же, поможет вырасти чему-то достойному. Но не надо обольщаться, что все обязательно получится и на Алтае образуется некий литературный кластер. Нет. Просто где-то что-то чуть-чуть сдвинется. Важно не строить далеко идущих планов, но и не оставлять усилий.

— В Алтайском крае самый интересный проект, на мой взгляд — конкурс на издание литературных произведений. Там хорошо, адекватно сформирован состав экспертов, который сообща способствует тому, что в регионе выходят очень достойные издания. И некоторые из них без такого конкурса не смогли бы увидеть свет. Если художественная литература у нас как-то издается, то исследовательские труды авторскому коллективу точно не под силу издать. А благодаря конкурсу выходят такие вещи! Эти издания, особенно нон-фикшн, будут вспоминать и вспоминать! Проект масштабный, сильный, с огромными возможностями и замечательными результатами. Грандиозный просто. Хочется, чтобы он продолжался.

5 фактов из жизни

  • Михаил Гундарин — член Союза российских писателей, он выпустил более 10 книг стихов и прозы
  • Михаил Вячеславович работает в Алтайском государственном университете более 25 лет, с самого окончания факультета журналистики МГУ имени Ломоносова. Он — дипломант и лауреат нескольких профессиональных премий в сфере связей с общественностью (за вышедшие в центральных издательствах книги)
  • Много лет Михаил Гундарин работает на телевидении, первую авторскую программу – «Постскриптум» — он запустил еще в 1994 году в эфире телекомпании АТН
  • Гундарин писал и пишет не только стихи, но и тексты песен – несколько барнаульских исполнителей поют их со сцены и сегодня. Первое стихотворение Михаила Гундарина опубликовано в 1986 году в газете АлтГУ «За науку»

Комментарии: