Главная » Афиша || Без обложки || Новости » «Последний поход Ермака в Сибирь»: литературный дебют Сергея Яловцева

«Последний поход Ермака в Сибирь»: литературный дебют Сергея Яловцева

Краевая библиотека им. В. Я. Шишкова продолжает проект «Без обложки»! Представляем вашему вниманию отрывок из книги, над которой работает руководитель общественного проекта перемещения, восстановления и установки памятника Ермаку в Змеиногорске.

Сергей Яловцев — представитель казацкого рода, руководитель фонда казацкого территориального общественного самоуправления «Соотечественники». Автор идеи, инициатор и руководитель общественного проекта перемещения из Казахстана и восстановления разрушенного монумента Ермаку. Сергей Георгиевич – победитель конкурса «Фонд культуры Алтая» в номинации «Признание» за вклад в развитие культуры Алтайского края. Как отмечает Сергей Яловцев, «я новичок на литературном поприще, пишу о том, чему стал свидетелем и участником». О том пути, который прошел памятник Ермаку, возрождение которого состоялось в Змеиногорске в августе 2006 года, автор пишет свою книгу «Последний поход Ермака в Сибирь». Вот что говорит о будущем произведении Сергей Яловцев:

— «Последний поход Ермака в Сибирь» — рассказ о том, как в сложной череде событий  после развала Советского Союза потомкам казачества удалось восстановить историческую справедливость, вернув на Родину и возродив национальное достояние России — скульптурный образ первого казака Сибири, легендарного атамана Ермака.

Представляем вниманию читателей отрывки из будущей книги.

«Последний поход Ермака в Сибирь»

СОЛЬ ЗЕМЛИ

Весной 1991 года знакомые из города Павлодара пригласили меня совместно посадить картофель в селе Черлак, расположенном в долине реки Иртыша на границе Павлодарской области Республики Казахстан и Омской области Российской Федерации. Урожай картофеля в тех местах был отменным. Управившись к вечеру с посадочными делами, мы сели поужинать на кухне их старого родительского дома с устоявшимся запахом  деревенского быта.

После еды, когда женщины, убрали со стола посуду и пошли спать, хозяин дома, высокий сухопарый дед с загорелым морщинистым лицом и крупным с горбинкой носом, предложил мне на сон грядущий выпить по стаканчику домашнего вишнёвого вина. Приняв его предложение, я присел на табурет у краешка деревянного стола. Тусклый свет электрической лампочки, горевший под низким потолком в потёртом тканевом абажуре, отбрасывал блики и тени на старую домашнюю мебель и незатейливую кухонную утварь.

Старик, с виду немало повидавший в своей жизни, внимательно посмотрел на меня черными, глубоко посаженными глазами,  тускло мерцавшими из-под нависшего на высокий лоб седого казацкого чуба, о чём – то подумал и, как видно решившись, предложил показать ладонь моей руки, спросив:

— Хочешь знать, что ждёт тебя впереди?

Вопрос и поведение его показались мне странными. Я  мало что знал тогда о хиромантии, но руку свою протянул.

Ссутулившись и расслабив покатые худые плечи, старец какое-то время пытливо вглядывался в понятный только ему рисунок моей  ладони. Затем отпустив ее, потянулся за графином из зелёного гранёного стекла, чтобы наполнить наши рюмки тёмно-рубиновым хмельным напитком. Заинтригованно я поинтересовался:

— Что там …?

Выпив длинными протяжными глотками ароматное вино, он странно посмотрел на меня и глухо ответил:

— Скоро узнаешь …

На следующий день рано утром я уехал в Павлодар и старика с той поры больше никогда не видел. Всю дорогу домой, находясь под влиянием вчерашнего общения со странным дедом в голову мою лезли навязчивые мысли о тайных линиях судьбы, незримо сопровождающих наш жизненный путь от рождения до Небесного Предстояния в таинственной недоступности, которые изменить что-либо никому из нас не дано.

Вспоминая событие, произошедшее накануне, я мысленно перебирал свою непродолжительную ещё жизнь, тщетно пытаясь распознать недосказанность пророчества деревенского старца …

***

Родился я морозным декабрём 1959 года в день церковного праздника Введение в Храм Пресвятой Богородицы в старинном сибирском городе Павлодаре, расположенном на высоком берегу Иртыша летоисчисление, которого берёт своё начало с первой половины восемнадцатого века.  Когда военная экспедиция, возглавляемая казацким сотником Коряковым, прибыла в эти места по Указу русского царя Петр – Первого  из сибирского городка Тары,  одного из исторических центров сибирского казачества, с целью заложить в пойме Иртыша охранный форпост для организации добычи соли  из соляных озёр, разбросанных причудливой щедростью природы среди степных просторов Прииртышья.

В те времена казацкие поселения входили в систему охранных линий, где реестровые казаки, состоявшие на службе у русского царя, осуществляли охрану национальных интересов Российской Империи. В том числе обеспечивали безопасность соседствующих с ней азиатских народов, добровольно вошедших в разные периоды своей истории под скипетр русского Самодержавия. В скором времени казачий форпост был реорганизован в станицу Коряковская, названную по фамилии казацкого сотника, ставшего  основоположником строительства на берегу Иртыша торгового — промышленного поселения. После рождения в Императорском Доме Романовых царевича Павла, по Указу Императрицы Елизаветы Петровны казачья станица обрела статус города, названного Павлодаром в честь появления долгожданного венценосного наследника.

***

Промышленная добыча соли в России стала формироваться в середине шестнадцатого века, в период царствования  Ивана – Четвёртого, прозванного в народе Грозным за крутой нрав и жёстокие методы управления в созданном им русском царстве. Соль в те времена в торговле с иноземными странами была одним из главных источников дохода государевой казны. Во всём мире она пользовалась повышенным спросом. Её называли белым золотом, продавали, меняли на ткани, металл, порох, оружие и многое другое, в чём нуждалось набирающее силу русское царство.

Первые русские солепромышленники — купцы Строгановы, осваивая богатейшие Камские соляные месторождения, создали в предгорьях западного Урала свою экономическую империю. Ценный продукт здесь добывали трудно, поднимая из глубинных пластов земли, очищая и выпаривая в деревянных и чугунных чанах. Из купеческой вотчины соль расходилась сухопутными и водными путями во все части света.

В те времена территории в  верховье Уральского горного хребта постоянно подвергались разорительным набегам кочевых племён коварного и  жестокого потомка властителей Золотой орды — сибирского хана Кучума. Солепромышленники, стремясь прекратить бесчинства степняков, обратились за помощью к  атаману дружины волжских казаков Ермаку и заключили с ним соглашение, по которому вольная рать взялась обеспечить  охрану Строгановских владений …

Когда люди стремятся постичь смысл земного бытия, а общество определиться с пониманием национальной идеи. Мне думается, не следует забывать простые, но важные символы нашего присутствия в окружающем мире, понятные каждому житейской простотой: отец и мать; семья и дети; брат и друг; вода,  земля, огнь и воздух; любовь и Отечество, верность и справедливость. Принимая и сохраняя в себе эти качества и чувства, людям остаётся возможность продлить своё присутствие на этой прекрасной, но хрупкой Земле. Видимо это и заставляет их совершать в своей жизни важные поступки для сохранения себя, своего рода и своего Отечества.

КАЗАКИ

Казаки – удивительное явление в истории Российского государства и мирового этноса, пришедшее к нам из далёкой глубины веков в образе народа – воина. За пеленою столетий их появление покрыто легендами и былинами. Учёные в исследованиях предлагают разные версии возникновения этого общественно — исторического феномена. Мне же представляется более вероятной теория зарождения казачества в среде татаро-монгольской Золотой Орды в эпоху её могущества десятом — двенадцатом веках от Рождества Христова …

ГОРОД НАД РЕКОЮ

Иртыш — великая сибирская река,  истоки которой берут своё начало в высокогорном Китае. Местное население прозвало его Черным, таким образом, выражая непредсказуемый нрав холодного горного потока. Выбираясь из мрачных отрогов  тибетского поднебесья, река продолжает размеренное течение по вольным  сибирским просторам, набирая силу, пополняясь водами впадающих в неё многочисленных рек и речушек.

Сибиряки прозвали Иртыш Седым из-за серо-белёсого цвета речной воды, оттененной песчаными и суглинистыми почвами лесостепной зоны Великой Сибирской равнины. Преодолевая сотни километров  покрытых степными и луговыми травами, хвойными и лиственными лесами, он впадает в другую сибирскую реку – Обь, сливаясь с её водами, устремляется к арктическим широтам северного Ледовитого океана …

На берегах Иртыша прошло моё детство и большая часть жизни. На этой благодатной земле родились и выросли мои дети. Уже по истечении своего полувекового юбилея я  с уверенностью могу сказать:

— Многоводная река, окаймлённая пойменными лугами и лесами, оказала особое влияние на формирование черт моего характера, став важной частью моей судьбы со всеми её удачами и разочарованиями.

***

В прежние времена в Павлодаре было два речных пляжа. Но я любил не центральный городской с обустроенной набережной, а «дикий» под склонами песчаного берегового утёса, усеянного многочисленными гнёздами ласточек и стрижей. Он был расположен неподалеку от места, которое горожане прозвали гусиным перелётом …

Неподалеку от этого пляжа, на второй от берега улице, в деревянном доме с акациями и цветочным палисадом жила моя бабушка по материнской линии. Ещё маленькой девочкой в четырёхлетнем возрасте она с родителями совершила дальний переезд из Воронежской области европейской части России в далёкий сибирский городок, расположенный на берегу Иртыша. Вместе с другими семьями мои предки преодолевали дальний и тяжёлый путь на телегах в конной упряжи, участвуя в государственной программе освоения Российских земель. Целью её было после отмены в России крепостного права: предоставить всем желающим россиянам в пользование свободные земли для ведения частной хозяйственной деятельности …

*** (Малая родина)

Я горжусь, что являюсь коренным павлодарцем в четвёртом поколении моих  предков, внёсших посильный вклад в строительство и развитие этого прекрасного города. Его старинные улицы и современные кварталы многоэтажных микрорайонов обосновались на высоком правом берегу Иртыша, уходя стройными линиями архитектурных сооружений в степные просторы прииртышья …

***

С прежних времен в старой части города недалеко от реки среди кирпичных и деревянных строений располагалось старинное  здание городской тюрьмы. В тяжёлое послевоенное  время там выпекали хлеб, который горожане покупали в хлебной лавке, построенной снаружи  высокой каменной ограды. В семидесятые годы  двадцатого столетия это учреждение было закрыто, а здание разрушено. Из  рассказов  моей мамы я узнал, что вплоть до начала Великой Отечественной войны в нём отбывали тюремные срока политические заключённые. Каждый вечер на закате солнца они пели старинные русские песни о Муромской дороге, о бродяге, бежавшем с Байкала, о Ермаке, объятым думой над Иртышом.

Душевные мелодии, усиленные акустикой каменных помещений, проникали сквозь решётчатые тюремные окна, незримо расплываясь над вечерним городом и рекою, уносясь к закатной линии горизонта. Жители окрестных улиц любили слушать эмоционально-глубокие народные напевы, сострадая судьбам их исполнителей. Многие из слушателей в эти минуты задумывались и о своей нелёгкой доле. Творчество подобного рода не вписывалось в идеологические особенности советского государства, и тюремное пение властями было запрещено …

В начале шестидесятых годов прошлого века, в период освоение советским Союзом целинных и залежных земель, на противоположном от Павлодара берегу Иртыша, где он сливается с речкой Белая, началось строительство современного города энергетиков и металлургов. Возможно, тем, кто слышал песни тех тюремных сидельцев, и в чьей это было воле, пришла светлая мысль назвать новое поселение  именем первопроходца и покорителя Сибири – легендарного казацкого атамана Ермака.

Город вырос  красивым и уютным. Казалось, он  парит над беловодным притоком Иртыша. На кольце его центральных дорог, по одной из которых в город приезжают автомобилями, а другая вела к деревянной речной пристани, в 1965 году первоцелинниками была установлена на высоком пьедестале шестиметровая скульптура Ермака …

С друзьями я ездил полюбоваться на атамана в бетоне. Мы гордились, что живём в историческом месте на большой реке и имеем особое отношение к легендарному покорителю Сибири, проплывавшему несколько веков назад с дружиной казаков на речных стругах мимо берегов, где мы родились. Вряд ли кто из нас, тогда ещё молодых людей, мог серьёзно задумываться о своей исторической причастности векам минувшим. Но чувство это странным образом жило во мне. Вглядываясь в течение седых вод  Иртыша и скульптурный образ Ермака со скрещенными на груди руками, задумчиво смотрящего вдаль времён, я непроизвольно чувствовал себя частицей судьбы моей великой Родины, тогда ещё не осознавая, как эта судьба может быть переменчива!

ХОЛОДНЫЙ МАРТ 1992 ГОДА

Накануне распада Союза Советских Социалистических Республик мне довелось стать свидетелем выступления представителя организации «Общество знаний», приглашённого для проведения лекции в одно из подразделений УВД Павлодарской области, где я служил инструктором политотдела по личному составу.

В помещении актового зала собрался офицерский состав. Лектор – казах с учёной степенью, профессор Павлодарского Индустриального института — вдохновенно рассказывал о будущем Казахстана, к тому времени уже вступившего в парад суверенитетов бывших республик СССР. Своё выступление он закончил нескрываемым националистическим пафосом. Торжественно заявив:

— Мы построим процветающий и независимый Казахстан и начнём наше возрождение со свержения памятника колонизатору казахского народа — Ермаку!

Его заявление было настолько абсурдным, что я, как и все мои коллеги, в тот момент даже не сообразили, как следует на него реагировать. Промолчав, подумалось: — «Бред какой-то! О какой колонизации он говорит?»

Впоследствии наше молчание дорого стоило для многих из нас, а бред лектора оказался реальностью …

***

В ночь на 12 марта погода выдалась холодная с пронизывающим ветром и мокрым снегом. Дежурившая в тот день группа людей не покидала свой пост до двух часов ночи. Мороз крепчал, ни что не предвещало беды …

Вскоре подъехал автокран и большой трактор «Кировец»  с тележкой. В свете фары – прожектора на глазах безучастно взирающих на всё происходящее милиционеров «национальные герои» при помощи металлического троса сдёрнули с постамента безмолвную скульптуру. С глухим и протяжным звуком, похожим на стон, она упала. Добивали её на земле!

Бетонный монумент состоял из четырёх частей: головы, двух фрагментов туловища и подиума. При падении голова скульптуры, ударившись о землю, раскололась в прах. Туловище же, укреплённое металлической арматурой, оказалось прочнее. В результате яростного разрушения его ломами и кувалдами рельефный слой бетона на нём был практически уничтожен …

ВРЕМЯ, ЛЮДИ, СОБЫТИЯ

Прошло три года после мартовских событий 1992 года. Однажды со  своим знакомым Михаилом Владимировичем Крюковым — руководителем одного из комитетов Администрации Павлодарской области, я находился в служебной командировке в городе Экибастузе — центре павлодарских угольных месторождений …

Пробыв там большую часть дня, решив все дела, мы возвращались домой. Михаил был задумчив и явно чем-то озадачен. Вскоре он поделился со мною содержанием разговора, состоявшегося у него с представителем Американской инвестиционной компании, генеральным директором крупнейшего Экибастузского угледобывающего разреза «Богатырь» по фамилии Родзянко. Тот оказался потомком русских эмигрантов и  прямым родственником последнего председателя царской Думы Российской Империи, Михаила  Владимировича Родзянко, эмигрировавшего в Америку в 1917 году после свершившейся в России Октябрьской социалистической революции.

Внук известного предка интересовался судьбою разрушенного памятника Ермаку, выразив желание его восстановить. Меня по-доброму тронуло и удивило стремление гражданина Америки с русскими этническими корнями возродить культурно-историческое наследие Российского государства. Через Михаила я передал нашему зарубежному соотечественнику информацию о месте нахождения разрушенных частей монумента.

Спустя какое-то время, вновь возвращаясь с Крюковым из поездки в Экибастуз, я поинтересовался у него: было ли продолжение разговора с его американским знакомым о разрушенном памятнике? Покачав головой, он сообщил, что информацию ему передал, но дальнейших действий с его стороны так и не последовало …

Оставшуюся часть пути мы ехали, молча, но я чувствовал: наши мысли с приятелем были  о Ермаке. На душе было неспокойно. Казалось, погас отчаянный луч надежды, неожиданно вспыхнувший в окружающей нас неразберихе развала «Союза неделимого республик свободных». Внезапно нахлынуло обострённое чувство несправедливости за себя оставшихся жить за пределами России,  тщетно пытавшихся понять, что же произошло с нашей уже бывшей великой Державой?  Терзала обида и за Ермака – основоположника продвижения русского государства на просторы Сибири и Дальнего Востока, чья трагическая судьба так варварски повторилась через столетия в бетонном образе.

Подъезжая уже к Павлодару, когда вдали показались силуэты многоэтажных зданий береговых улиц, у меня зародилась идея, вывезти фрагменты разрушенной скульптуры в Алтайский край, где к тому времени я старался обосноваться на постоянное местожительство и  попробовать там её восстановить.  Своими мыслями я поделился с товарищем.

Михаил — потомок сибирских казаков, чьи предки жили  на территории  Иртышской охранной линии, пристально посмотрел на меня. На его смуглом скуластом монголоидном лице проступил румянец, в глазах  появился шальной блеск. Взволнованным голосом он спросил:

— Ты не шутишь?

В тот момент мне сложно было сказать ему что-либо определенное, но после того разговора я принял для себя окончательное решение, исполнение которого стало одной из главных задач на многие годы моей жизни …

*** (Судьбы)

Окружающий нас мир многолик. В нём живут люди разных занятий и увлечений стремясь исполнить своё земное предназначение. В один из майских дней 2003 года на одной из центральных улиц города Змеиногорск я встретил известного в нашем городе художника Александра Андреевича  Варова. Разговорившись с ним, выяснилось, что он знаком с историей  разрушенного монумента, а в молодости бывал в городе Ермаке Павлодарской области с  намерением поступить в металлургическое училище при Ермаковском заводе ферросплавов.

Александр рассказал мне, как долго и зачаровано стоял возле исполина в бетоне, запрокинув вверх голову, с интересом вглядываясь в характерный образ покорителя Сибири, знакомый ему с детства, рождённому на Урале, где сама жизнь пропитана сказаниями о славном предводителе похода казаков в Сибирь. В конце беседы я предложил ему взяться вместе со мною за восстановление разрушенной скульптуры памятника.

В скором времени Варов познакомил меня с уже возрастным  человеком Александром Васильевичем Аркатовым, имевшим вузовское образование по специальности скульптор – конструктор, принявшим впоследствие активное участие в реставрации разрушенной скульптуры …

***

В 1996 году по моему приглашению в Змеиногорский район приехал из бывшего уже города Ермака детский инструментально-хореографический хоровой ансамбль «Русские узоры». Руководил им Вячеслав Владимирович Кузнецов, с которым в детстве мы жили на соседних улицах Павлодара. Узнав, что фрагменты разрушенной скульптуры вывезены  из Казахстана и хранятся у меня в Алтайском селе, он подарил мне на память маленькую статуэтку и фотоснимок с видом монумента …

Я постарался, насколько это было возможным в короткий срок пребывания моих земляков на Алтае познакомить их с красотами и достопримечательностями Змеиногорской земли. Водил в музей горнорудного дела имени Акинфия Демидова. Показал пихтовый лес и гору Ревнюха, на склоне которой столетия назад была добыта нашими предшественниками скальная глыба Ревневской яшмы, доставленная по зимнему руслу горной речки на Колыванский Камнерезный завод. Там алтайские мастера создали из благородного камня мировой шедевр камнерезного  искусства — Царицу ваз, ныне  хранящуюся в музее Эрмитаж в городе Санкт-Петербурге. Возил участников коллектива на природную жемчужину Алтайского края — озеро Колыванское, угощал их там ухою приготовленной на костре из пойманной в озере рыбы …

Перед отъездом наших гостей домой я показал им фрагменты разрушенной скульптуры из их родного города. Взрослые и дети с грустью смотрели на сотворённое вандалами бесчинство. В глазах их виделось отчаяние и бессилие простых  людей перед правителями, допустившими это варварское беззаконие с которым трудно было смириться!

***

В один из летних вечеров 2005 года я навестил Александра Васильевича  Аркатова. Увидев, что дверь веранды дома художника, расположенного в тени деревьев на склоне горы по соседству с местным Храмом открыта, я привычно шагнул через его порог.  Лучи заходящего солнца проникали внутрь ветхого строения сквозь маленькие пыльные оконца. Солнечные блики высвечивали представшую передо мною огромную голову скульптуры Ермака.

Бетонный лик, казалось, заполнял всё свободное пространство маленькой пристройки старенького дома. Его сходство с оригиналом впечатляло. Используя статуэтку памятника и старую фотографию с видами Ермака, ранее переданные мною Аркатову, он, воспроизвел в подлинном объёме разрушенную голову атамана …

Успокоившись от разыгравшихся в тот момент во мне чувств и эмоций, я окончательно осознал, что начатое мною дело будет доведено до конца …

ВОССТАНОВЛЕНИЕ

В сентябре 2005 года фрагменты разрушенной скульптуры были вывезены для реставрации из моего сельского дома на территорию производственной базы ОАО «Рудно-Алтайская экспедиция».

Перед началом восстановительных работ я обратился к своему земляку, уроженцу Павлодара, настоятелю Змеиногорского Храма  Преображение Господне отцу Владимиру с просьбой благословить наше начинание. Молодой священник трепетно  относился к разрушенному монументу, чья трагическая история коснулась и его судьбы. Церковную церемонию решили провести на праздник Рождества Пресвятой Богородицы.

Погода в тот день выдалась тёплой и солнечной. К одиннадцати часам утра на территории экспедиции собрались члены инициативной группы по восстановлению памятника, представители Змеиногорского казачества и горожане, пожелавшие принять участие в этом мероприятии. Заканчивая молитвенный чин, батюшка окропил святой водой оскверненные вандалами фрагменты скульптуры и собравшихся вокруг них людей, смиренно склонивших головы под святое орошение, призывавших в помощь силу небесную для сотворения благого дела …

Шаг за шагом я стремился претворять в жизнь начатое дело, которое  нельзя было уже ничем остановить. Рядом появлялись единомышленники, готовые помогать техникой, материалами и  личным участием, считая для себя за честь вложить свой посильный вклад в нужное и полезное дело …

*** (Место красит)

Выбор места установки монумента определился среди жителей Змеиногорска единодушно. Все  с кем приходилось мне общаться, говорили:

— Лучшего места, чем береговая возвышенность Нагорного пруда, в городе не найти!

Как впоследствии подтвердила людская молва, скальная сопка на берегу  рукотворного водоёма – памятника истории Федерального значения, оказалась уникальным природным пьедесталом для возрождённого скульптурного образа …

***

Меня нередко спрашивают:

— Почему монумент Ермаку установили в Змеиногорске?

Я думаю, что так было уготовлено  судьбою!

Именно на Змеиногорской земле в течение десятилетия происходило непростое событие — возрождение скульптурного образа былинного героя. И кто же, как не Змеиногорцы, заслужили право быть хранителями этого культурно-исторического  наследия российского народа.

Желающим погрузиться в историческую хронологию покорения и освоения Сибири станет понятно, что судьба Алтая и Змеиногорска символично связаны с походами казаков в Сибирь …

*** (Испытание)

День установки скульптуры Ермака на пьедестал выдался тёплым и солнечным, как впрочем, и всё лето две тысячи шестого года. Перевоз её по улицам города  проходил слаженно без происшествий. Прохожие и автомобилисты, с любопытством останавливаясь, провожали взглядом грузовую платформу, управляемую тягачом, на которой была уложена шестиметровая статуя памятника.

Посмотреть на редкое событие у Нагорного пруда собралось много разночинного люда. Были здесь глава города Змеиногорска, представители различных производственных предприятий и общественных организаций. Из городов Новосибирска и Барнаула приехали корреспонденты газет и телевидения в сопровождении операторов центральных и краевых телеканалов. Все присутствующие на береговой сопке находились в эмоционально приподнятом настроении. Ничего не предвещало беды …

***

По прохождении времени, перебирая в памяти историю возрождённого скульптурного образа, я стал глубже понимать, чему стал свидетелем и участником …

Иногда меня спрашивают:

— Какова цена восстановленного монумента?

На что я отвечаю:

— Художественную ценность и цену его реставрации смогут определить специалисты.

Для меня же важным стало то, что происходило за годы жизни с участниками перемещения и восстановления разрушенного монумента, что позволило им в череде житейских забот, благодаря сложившемуся взаимопониманию, сохранить веру и реализовать задуманное …

Когда приходится слышать от желающих иметь в жизни всё и сразу, мол, дайте деньги, и я сотворю, я вспоминаю слова Спасителя нашего:

—  … дай нам хлеб насущный на каждый день …

И в слоге  молитвы  вижу понимание смысла большого в малом!

В суете земных дел хлеб мирской, как и пища духовная, востребованы людьми  по их потребностям. Но мера и  цена за них у каждого своя. Идя по жизни своим путём, я стал отчётливее понимать: исполнение высоких желаний надо заслужить, преодолевая посланные испытания. И каждому воздастся по делам их …

После того, как восстановительные работы были завершены, и бетонный монумент возвышался над водной гладью исторического пруда. Во время уборки опалубки и остатков строительного мусора ко мне подошла пожилая женщина, жившая недалеко от водной платины, и предложила испить свежего молока с домашним хлебом. Присев возле ограды её дома в тени старого развесистого клёна, я с наслаждением пригубил большую кружку прохладного напитка, запивая им тёплый хлеб. Маленького рост, хрупкая, седая старушка оказалась бывшей школьной учительницей начальных классов. Она стояла рядом со мною и смотрела на возрождённый памятник взглядом, о котором говорят:

— В нём видится больше, чем можно выразить словами …

Тихим голосом она поблагодарила за сделанное нами дело.

С тех пор прошло немало времени, но и до сих пор в памяти оживает облик простой русской женщины, чья похвала, стала для меня важнее многих земных наград.

А в тот момент мне казалось, что счастливее меня нет человека на всём белом свете!

ПРАЗДНИК ПРЕОБРАЖЕНИЯ

… Временами, просматривая в домашнем архиве фото и видео материалы восстановления памятника, я не перестаю удивляться Крестному Знамению, проявленному в виде тёмных сколоченных досок, прибитых на опалубке строящегося пьедестала для усиления его деревянной конструкции. Как ни странно, но никто тогда не замечал этого символа Веры. Видимо, сила, заключённая в нём, незримо присутствовала с нами, исполняя своё  предназначение …

*** (Дар)

Сибирские просторы с их несметными природными богатствами во второй половине шестнадцатого века были преподнесены казацким посольством в дар русскому Самодержавию. Восемь сотен казаков, свершив не слыханный по тем временам поход в неведомые края, разгромили многотысячное воинство хана Кучума. Их ратный почин и поклон России Ермаком всей Сибирью стал гражданским подвигом казачества во имя процветания и могущества нашего Отечества …

Выходец из простого люда, Ермак в сибирских походах свершил деяния, равные величию государственного деятеля. Результатом его стараний, было положено начало многовековому освоению Русью богатейших  территорий от Урала до Тихого океана. В великом продвижении России на Восток казачий атаман  обрёл почётный статус в череде собирателей российских земель русских Князей, Царей и Императоров …

2006 года жители Змеиногорска ждали и готовились к нему с особым праздничным размахом, шли приготовления к чествованию 270 летней годовщины основания города Змеиногорска. Городские парки, улицы и площади  украшались всем миром, частные умельцы и торговые организации готовили памятные подарки, сувениры с юбилейной тематикой и историческими видами города …

В десять часов до полудня после окончания в Храме Преображения Господня праздничной литургии, от здания Церкви к месту праздничного события у городского пруда начал движение многолюдный Крестный Ход. Песнопение священнослужителей, возглавивших шествие православных верующих, церковные хоругви и  казачьи знамена, развивающиеся в руках казаков, заставляли трепетать сердца и души участников молитвенной процессии.

Я шёл в первых рядах среди седых и молодых атаманов, всматриваясь в просветлённые лица знакомых и незнакомых мне людей, встречавшихся на пути Крестного Хода. В памяти всплывали события последнего пятнадцатилетия, в течение которого год за годом, преодолевая трудности, возрождался оскверненный вандалами символ могущества казачества и России, скульптурный образ  покорителя Сибири – Ермака …

Вспомнилась встреча с группой моих друзей  и знакомых когда я  предложил им принять участие в перемещении на Алтай фрагментов разрушенного памятника Ермаку чтобы попытаться там его восстановить. Разговор был сложным, идея спасения монумента казалась нереальной, да и возможности для её реализации были смутными. Практически все участники беседы не представляли, как  можно будет это сделать?

… Припомнилось лицо молодого парня дежурившего на пропускном пункте технологической свалки Ермаковского завода металлоконструкций, где забирали фрагменты разрушенной скульптуры. Он смотрел широко открытыми глазами, когда  мы подъехали на машинах к месту его работы, и  объяснили цель своего визита. Во время скоротечного знакомства выяснилось: он тоже был родом из казацких кровей!

Казачёк не мог поверить в реальность происходящего. На просьбу поднять шлагбаум и пропустить машины на территорию полигона он с придыханием в голосе ответил:

— Братцы, да ради такого дела!

Взволнованно, то ли утверждая, то ли спрашивая нас, добавил:

— Казаки, своих, не бросают!?

… А 19 августа 2006 года среди живописных окрестностей Змеиногорского исторического пруда до позднего вечера продолжалось народное гуляние в память о  человеке, изменившем ход истории России, став при жизни своей легендой для своих соотечественников.

В окружающем нас меняющемся мире присутствуют памятники, посвящённые событиям и людям из истории народов и государств — планеты Земля. Они, как символы национального Духа, стоят и на территории России, незримо распространяя свет духовности и патриотизма для поколений, живущих в ней людей. Храня в скульптурных образах историческую память многонационального российского народа о былых временах и произошедших событиях, давая  возможность знать и мыслить о прошлом, настоящем и будущем своего  Отечества, позволяя стать причастными к  деяниям наших предков, передавая потомкам национальное достояние России.  Чтобы все знали: кто мы есть в этом мире!

 


Комментарии: