Главная » Интервью » «Общаться с читателем надо книгой, а не физиономией»

«Общаться с читателем надо книгой, а не физиономией»

ЧИЖРетро-детективы Антона ЧИЖА не застаиваются на полках «Шишковки»: едва новый томик поступит в библиотеку, как на него устанавливается очередь в заветной тетрадке абонемента.  Только что вышла из печати 12 книга Антона ЧИЖА – «Убить нельзя простить»: сыщик Родион Ванзаров продолжает блистательно раскрывать замысловатые преступления в «исторических декорациях» Санкт-Петербурга. Пока издание находится на пути к публике, самый загадочный автор страны дал небольшое интервью читателям краевой библиотеки.

 

О вашей реальной личности практически ничего не известно, и даже портрет, который печатается на книжках, не ваш. Такая таинственность – хорошо продуманный маркетинговый ход или, в большей степени, защита от возможных нападок?

— Нет таинственности, просто любой беллетрист и прочий пишущий люд, нагло смеющий именовать себя писателями, должны сидеть тихо в углу и шкрябать пером по бумаге. А не торговать лицом, где ни попападя. Лишнее все это. Сколько ни знай читатель подробности биографии автора, а если книжка дрянь – так ведь и читать не будет. А если и прочтет, так плюнет с горя, и больше не притронется. И будь моя воля, ни за что не пошел бы встречаться с читателями вживую. Общаться с читателем надо книгой, а не физиономией.

 

Авторы редко избегают искушения придать герою книги свои черты. У Ванзарова много от Антона Чижа и того, кто за ним живет?

Ванзаров – мужчина в полном расцвете сил, куда умнее и лучше его автора. Так что и сравнить бесполезно.

 

— Ваша первая книга о Ванзарове вышла в 2006 году, следующая – только в 2009, а затем томики стали выпускать, как горячие пирожки. Можно ли предположить, что вы начали литературную карьеру в большей степени случайно и изначально не планировали посвятить себя писательской стезе?

— В писании перерыва не было никогда. Как только мама заставила меня выучить азбуку, чему я искренно сопротивлялся, так пошло-поехало: остановиться не уже мог. А перерывчик между историями блистательного Ванзарова был отдан трудам над книжками, совсем не детективными, а напротив, глубоко познавательного свойства. Так незаметно время и скоротал. Ну, а после второй истории жаль было бросать старину Ванзарова, так одно за другим и случилось.

 

— Вы не задумывались о финале ванзаровской серии? Есть мысли убить героя, коими долго мучился, например, Конан Дойль?

— Старина Ванзаров один раз уже умирал и ничто не мешает ему повторить этот трюк. А вот жить или умереть – герой решает исключительно сам. Автор тут ни при чем.

 

В одном из интервью встретила ваше высказывание о том, что вы считаете себя не писателем, а, скорее, шутом. Да и в принципе невысоко оцениваете современную литературу. Это скромность, самокритичность или объективная позиция на тему текущей ситуации с литературой вообще и своего творческого уровня в частности?

— Так и есть. От всех мегатонн современной литературки лет через сто не останется даже пыли. Никто никого не вспомнит. И поделом. Остается только веселить народ в преддверии грядущего забвения.

 

— А что читает тот, кто прячется под псевдонимом «Антон Чиж»? Есть ли у вас книги, которые идут с вами на протяжении жизни?

— Мой совет: читать следует Толстого, Паустовского, Сэлинджера и Киплинга. А все остальное – выкинуть на помойку и не волноваться.

 

Профессиональные историки, оценивая книги с историческим контекстом, почти всегда упрекают авторов в неточностях или «вопиющих несоответствиях». Как мне кажется, вы изначально не претендуете на историческую достоверность. Но, и, если это так, то зачем тогда некие детально выписанные моменты, — например, относящиеся к истории костюма?

— Истории нет. И быть не может. Есть только мнения ученых мужей, которые копаются в пыльных бумажках и с умным видом рассказывают нам, как оно там было на самом деле. Забывая добавить: «по моему скромному мнению». Посему, ценность многотомных исторических учебников примерно равна художественными книжками. Правды в них, которую никто не знает и не узнает никогда, примерно равное количество.

 

Детективный жанр принято относить к массовой, а нередко – низкой литературе. Имеет ли для вас значение такая позиция? Важно ли мнение коллег по отрасли или основное руководство к действию – голосование читателей рублем?

— Для меня важно только, чтобы читатель, отдав кровно заработанный рубль за книжку Антона Чижа, не пожалел об этом и не выбросил ее сразу в помойку. А неплохо, с удовольствием, провел 8-10 часов за прочтением.  А вот что мне глубоко и безнадежно безразлично, так это чужие мнения. Ни лучше, ни хуже они меня не сделают. Так для чего напрягаться?

 

— Вас нередко называют «вторым Акуниным». Такое сравнение также оставляет вас равнодушным?

— Кто первый, а кто второй, рассудят наши потомки. Мне кажется, места для всех хватает.

 

— Есть старый постулат: «Книга – лучший подарок». Насколько он близок лично вам (как одариваемому и дарителю) и хочется ли вам, чтобы книги Антона Чижа были для кого-то желанным подарком?

— Так и есть. Книга Антона Чижа – лучший подарок на все случаи жизни. Особенно с автографом автора!

 

 

5 фактов из жизни

 

  • Антон Чиж окончил специальную математическую школу, получил диплом театроведа, а затем работал на телевидении и в рекламной индустрии.
  • Больше всего Антон Чиж не терпит в жизни предательства друзей.
  • Антон Чиж предпочитает не давать оценку своим произведениям: «Оценивать результат не дело автора. Он вкладывает, сколько может, крови в свои страницы. А уж как вышло – так и вышло. Что уж тут. Жалеть не о чем», — говорит писатель.
  • Антон Чиж мечтает,  чтобы ему не было стыдно перед читателями за бесцельно прочитанные его книги.
  • В течение нескольких лет идут переговоры об экранизации произведений Антона Чижа в Голливуде.

 


Комментарии: