Главная » Интервью » «Люди не считывают 90% того, что есть в книге!»

«Люди не считывают 90% того, что есть в книге!»

«Люди не считывают 90% того, что есть в книге!»

Московский поэт, прозаик и переводчик Глеб ШУЛЬПЯКОВ принял участие в фестивале «Шукшинские дни на Алтае». Он встретился с читателями и рассказал об умении читать, о роли библиотек в этой науке и о поиске подлинности.

 

Наверное, у многих поэтов, если ты не эстрадник, есть такая проблема: дефицит читательского внимания. Сложно выйти на людей, которым твои стихи будут близки и понятны. Но такие люди, безусловно, есть и нужно просто искать к ним дорогу. Все, что я делаю, это как раз такая попытка найти путь к читателю: мои поездки и выступления, спектакль «Флейта и красный», который мы играем, поэтическое видео и пр. Я полагаю, что сейчас ситуация вообще будет кардинально меняться, она уже меняется. Люди, по крайней мере, те, которые знают, с какой стороны открывать книгу, постепенно убеждаются, что 99% официального информационного потока сегодня — это ложь и грязь. Идет настоящая интоксикация этой ложью. Поэтому люди начинают искать что-то стоящее и настоящее, не изгаженное пропагандой. Подлинное и чистое. А поэзия это ведь и есть чистота — ну, в каком-то смысле. И книга. Я заметил, например, что в метро стало больше читающих людей. И читают они старые издания классики, вытащенные с книжной бабушкиной полки — а не гламурный трэш. Это объяснимо: ведь новости ни смотреть, ни читать, ни слушать невозможно, это давно репортаж с другой, вымышленной планеты. Но люди не могут жить в вакууме, и они берут в руки книгу. Все начинается с классики: вот я вижу у девушки Тургенева, Островского, Булгакова… Мне кажется, если возвращаются к классике, то и до современных хороших книг доберутся.

 

Я бы с удовольствием занимался с библиотечной аудиторией: вел бы семинары и спецкурсы для молодежи о том, как воспринимать литературу, как читать книгу. О том, что такое литературное творчество, например. Ведь мы не считываем большую часть из того, что есть в классическом произведении. Не считываем, потому что пропускаем непонятное и следим за сюжетом. Но классика — это не сюжет, это контекст. Если вникать в контекст, то классика оживает, в книге открываются дополнительные смыслы, которые придают произведению по-настоящему стереозвучание. Книга это же единственная из возможных машин времени, она переносит читателя в другие эпохи и дает возможность ощутить это время. Пообщаться с людьми, которых тоже давно нет на свете. Мне кажется, библиотеки, прежде всего, и должны стать такими проводниками, образовательными центрами. Где писатели и поэты, литературоведы будут рассказывать о смысле литературы. Расширять контекст. Воспитывать литературный вкус. Ведь литература ведет тебя через тоннель на свежий воздух. Туда, где ты свободен и являешься самим собой. Литература учит самостоятельно думать, быть свободным в суждениях. Это на сегодняшний день редкость, но она необходима каждому, чтобы хоть как-то изменить жизнь. Я бы выступил в такой библиотеке с удовольствием.

 

Настоящая книга – это роскошь, не каждый может позволить себе найти для нее место на полке или в сумке. Люди пользуются гаджетами для чтения. Мне все равно, в каком виде перед читателем оказываются мои строчки. Но сам я предпочитаю бумажную книгу, конечно же. Для меня она арт-объект, Вещь. И потом, в бумажной книге можно оставлять какие-то заметки. Я часто летаю и всегда в аэропорту покупаю классику в мягкой обложке. Вот в Барнаул летел с «Казаками» Толстого. Когда б еще перечитал? Лететь 4 часа, самое время. После рейса прочитанную книгу я оставляю в кресле: пусть кто-то тоже прочитает, какие-то мысли появятся у человека.

 

Для меня чтение – одно из высших наслаждений и я даже отчасти рад, что книги дорого стоят. Люди будут почаще задумываться, стоит ли выкидывать деньги на треш или сэкономить на настоящее издание. Но, конечно, печальный факт и в том, что многим хорошая бумажная книга действительно не по карману. И поэтому в библиотеках всегда будут читатели. Другое дело, что глобальный возврат публики в библиотеки невозможен без изменения самих библиотек. Они должны стать современными медиацентрами, где будут читаться лекции, идти какие-то обучающие мероприятия, чтения, «крутиться» современное кино и классика по вечерам или даже по ночам: Антониони, Пазолини, Тарковский… И пусть в зале будет три человека, — не важно! Количество прозревших всегда идет на единицы.

 

 

5 фактов из жизни

  • Глеб Шульпяков – выпускник факультета журналистики МГУ (Москва). Как журналист реализовал себя в конце 90-х в книжном проекте «Независимая газета» — Ex Libris», а в середине 2000-х на телеканале «Культура» в программе «Достояние республики» об исчезающих памятниках архитектуры РФ.
  • Первое посещение Барнаула оставило у Глеба Шульпякова сильные впечатления и один из его очерков начинается фразой о краевой столице: «Конопля растет в Барнауле прямо на улицах». На Алтае некоторое время думали, что этот очерк принадлежит перу местного известного литератора Владимира Токмакова, который пишет под псевдонимом «Шульпяков»
  • Глеб Шульпяков – один из немногих современных поэтов, чьи стихи переводятся на английский язык и издаются в других странах. Сам он является переводчиком английской поэзии: в частности, переводил стихи Тэда Хьюза, Роберта Хасса и Уистена Одена.
  • В активе Глеба Шульпякова – молодежная премия «Триумф» в области поэзии за 2000 год
  • Большинство книг Глеба Шульпякова – часть его биографии и связаны с его любовью к путешествиям. В Барнауле презентации новых книг Шульпякова проходят исключительно в «Шишковке»

Фото Михаила Хаустова

 


Комментарии: