Главная » 130 лет библиотеке » Истории с продолжением


То съезды, то пленумы шли чередом, а мы отвечали ударным трудом!

Как и в любой другой организации советской поры, в краевой библиотеке велась партийная работа. Но, в отличие от заводов и колхозов, учреждения культуры не имели жесткого плана по количеству членов партии: дело в том, что ставка делалась на пролетариат (который не особенно стремился заполучить партбилет), а вот интеллигенции «выдавались» квоты и условия вступления в КПСС были ох, как не просты. Собственно, в библиотеке никто тому особенно не огорчался: динамика была, и хорошо. Была она такой: например, в 1972 году партийцами были 9 из 95 сотрудников, в 1973 году – 10 из 100. Однако и малым числом велась более чем активная работа. Одна политучеба чего стоила! Два раза в месяц ответственный готовил занятия: один раз учеба проходила для всех работников сферы культуры в доме политпросвещения (нынешний корпус института культуры на пр-те Ленина), второй – в лекционном зале библиотеки только для библиотекарей. С 1975 по 1987 год главной по этой части была Татьяна Негреева. В ту пору она искренне верила в правильность и справедливость системы и азартно, с неподдельной страстью подходила к делу. Когда партия сказала «надо», окончила институт Марксизма-Ленинизма, вечерами после работы копалась в литературе, готовя очередное занятие, выписала себе журнал «Политобразование»… На занятиях разбирали очередные Постановления, обсуждали экономическую ситуацию, развитой социализм вообще, внешнюю политику… Каждый получал еще и домашнее задание – подготовить доклад: мол, что несет советскому народу очередное постановление. Относились к этому, преимущественно, ровно: это была данность, в которой все выросли, так что ни подвига, ни мук. Но подшучивали сами над собой, — уже на излете эпохи, в номерах капустников:

Где нынче увидишь, услышишь ли где,
Как соревновался с отделом отдел?
Технический мы ускоряли прогресс
Согласно решениям КПСС.
То съезды, то пленумы шли чередом,
а мы отвечали ударным трудом!
И постановлений пришлось изучать —
ни в сказке сказать, ни пером описать!

Организации друг друга еще и обязаны были проверять: мол, а точно ли у вас хорошо ведется политучеба? Вот однажды таким проверяющим Татьяна Негреева была отправлена в горбольницу. Приходит молодая библиотекарша, а перед ней солидный врач, хирург, извиняется: «простите, мы позже занятия начнем, у нас тут больной тяжелый….». Татьяна Дмитриевна тогда чуть сквозь землю от стыда не провалилась: они людей спасают, а тут она с глупостями, проверками дурацкими… Но деваться было некуда: это тоже была данность…

Особым пунктом в партийной работе внутри организации были партсобрания. В основном, они проводились «меж собой». Но в особо сложных случаях товарищи по партии устраивали проработки непартийных, преимущественно, заведующих отделами. Прорабатывать могли за невыполненный по книговыдаче план (и это при многотысячных посещениях в день!), за «нездоровый климат» в коллективе, — за что угодно, по сути. И, хотя все свои, и никаких оскорблений не было, а процедура не сказать, чтобы приятная.

Финалом партбюро в «Шишковке» стал 1990 год. Парторг Татьяна Негреева провела отчетное собрание и положила билет на стол: партия, в которую она верила, изжила себя, а назначенный генсеком Иван Полозков многих мыслящих людей тогда не устроил, — не столько он сам, сколько процессы, которые сопровождали его выход на арену. Был потом еще парторг, но совсем недолго. Страна стала другой. Но и спустя многие годы некоторые не простили Негреевой тот положенный на стол партбилет….

На снимке: заседание в библиотеке


Комментарии: