Главная » 130 лет библиотеке » Истории с продолжением


Хляби небесные

В начале 1990-х в библиотеке начала протекать крыша. Верхний этаж хранения и стены читальных залов на 4 этаже с каждым ливнем украшались небольшими потеками, которые красоты не добавляли, но и серьезной опасности до времени не представляли. Однако запрос финансирования на ремонт – дело долгое… Пока процесс шел своим чередом, библиотекари обезопасили фонд, как могли: что-то накрыли полиэтиленом, перевели на 5 этаж хранилища самую старую и, при этом, не представляющую особой ценности литературу: преимущественно, учебную, 1930-х годов и около того. И вот в 1993 году деньги на капитальный ремонт кровли были выделены. К этому моменту через щели можно было, как из обсерватории – звезды рассматривать во всем их великолепии. Ремонтная бригада вскрыла крышу летом, а оно, как на грех, выдалось чрезвычайно дождливым: ливни шли каждый день, начинаясь под вечер и продолжаясь всю ночь. Утром, идя на работу, библиотекари с ужасом представляли, что могут сейчас увидеть в хранении, верхний этаж которого находится непосредственно под страдающей крышей. Какое-то время все шло «в рабочем режиме» — немного текло, слегка капало, и утренняя смена начиналась с того, что дамы, надев рабочие халаты, вооружались ведрами и тряпками и вывозили кубометры воды. Выдачу литературы с верхнего этажа прекратили: все стеллажи стояли под пленкой, на которой все время была вода, и любая попытка проникновения под полиэтилен оканчивалась водопадом. Книжный фонд, какой могли, также уже в рабочем порядке перетаскивали с места на место – где пока не течет, что-то размещали в читальных залах, слегка опустевших на лето. Но полностью освободить этаж было невозможно: хранение было забито «под завязку» и свободных мощностей попросту не было. А потом на крышу затащили «Пионер» — агрегат для подъема строительных материалов. Этого уже крыша не стерпела и треснула, а от эпицентра в стороны пошли огромные трещины, в которые радостно ринулась вода. А так как хляби небесные разверзались с завидной регулярностью, катастрофа не замедлила случиться: однажды утром библиотекари зашли на 5 этаж по колено в воде. Все «свободные руки» из библиотеки пришли на помощь сотрудницам хранения, подключились даже строители. Пока одни собирали воду, другие спешно натягивали в читальных залах бельевые веревки, на которых повисли для просушки сотни книг. Все подоконники в каждом помещении библиотеки были заняты книгами: стоящие на нижних обрезах (правильный вариант) и лежащие в открытом состоянии (неправильный вариант), книги пытались высохнуть на сквозняке (правильный вариант) и редком солнышке (неправильный вариант). Читатели с пониманием отнеслись к ситуации и не роптали на дискомфорт. И краж тогда, кстати, не было, хотя и оказались в открытом доступе совершенно беззащитные пострадавшие книги.

Что пережила тогда заведующая хранением Наталья Комаристая? Все что угодно, только не панику. Вместе с подчиненными орудуя тряпкой и ведром, она умудрялась между делом снаряжать строителей на перетаскивание стеллажей, рапортовать «наверх», инспектировать другие этажи на предмет протечек, — и еще заниматься работой, закрепленной собственно в должностных инструкциях. В числе сотрудников Натальи Владимировны тогда была новенькая – Вера Постникова. Тогда она, вместе со всеми, таскала воду. А спустя много лет возглавила отдел консервации библиотечных фондов – и по сию пору контролирует, в том числе, и те, пострадавшие книжечки, наблюдая за их самочувствием, как хороший педиатр за новорожденным. Надо сказать, тогда почти все высушили правильно, обработали как следует, и поставарийные рекомендации дали толковые. Во времена потопа в библиотеке не было специалистов по спасению книг, и в бой пошли сотрудники сектора гигиены и реставрации. Там тогда трудилась пенсионерка уже Варвара Ильинична Павлова. Она умела лечить книги от грибка, и первая волна легла на ее стол. Но масштабы катастрофы требовали иных мощностей – и библиотека обратилась за помощью в СЭС. Тем не менее, несколько тысяч изданий пришлось списать. Особенно было жаль книги по искусству: мелованная бумага моментально склеивалась и не всегда библиотекари успевали проложить странички…

Потом, когда крышу реконструировали, возвели надстройку и все, наконец, просохло, началась кропотливая работа по восстановлению фонда. На пострадавшие книги наклеили сигнальные ярлычки, и Варвара Ильинична с коллегами ежемесячно проверяла их самочувствие. При малейшем подозрении на грибок или при пожелтении страничек «больных» брали на обработку, чтобы не допустить новых потерь. А потом в штате библиотеки появился химик-энтомолог (да-да!) Нина Лукьянова, которая приняла от Варвары Ильиничны эстафету и занималась просмотром книг, дезинфекцией, мониторингом температуры и влажности. И по сей день пострадавший библиотечный фонд дважды в год непременно осматривается: каждая книжечка изучается, если надо, даже под лампой Вуда. Так что у микроорганизмов шансов нет. Это показала и дважды проведенная проверка экспертами Российской национальной библиотеки: в 2006 и 2011 годах они смотрели наш фонд на предмет микроорганизмов, режимов хранения, светового режима и пр., что делалось в рамках национальной программы сохранения библиотечных фондов РФ. Так вот: в «Шишковке» — едва ли не образцово-показательные условия хранения. Есть 2 вида микроорганизмов. Но они, ах, какая радость, не жизнеспособны: в хранении для них слишком сухо и посему некомфортно.

Да, потоп вскоре повторился: на 8 марта прорвало коммуникации на техническом этаже, и вниз хлынула горячая вода. Праздничные библиотекари моментально вспомнили недавний опыт обхождения с водными массами и снова спасли мир. Но это уже другая история…

На снимках: пострадавшие после затопления книги, этажи книгохранилища


Комментарии: